Lymarev

В августе 1988 года, во время первой персональной выставки художника Анатолия Григорьевича Лымарева, зрители были потрясены увиденным. Собранные вместе в одном большом зале, картины производили неизгладимое впечатление и ни у кого не вызывало сомнений, что все стали свидетелями рождения новой легенды. Друзьям и ценителям виделось замечательное будущее для наследия художника, 10 работ было куплено Национальным художественным музеем, многие открывали для себя заново безусловный талант мастера. Но, как часто бывает, проходили годы, менялось политическое устройство страны, приходилось перестраиваться. Собственно, время так и называлось – “перестройка”, и культура не стала приоритетом для такого начинания. Достаточно быстро был утерян интерес к художникам реалистического направления, сначала у власти, а затем и у публики, которая к тому времени была счастлива открытием нового мира потребления. Прошло 24 года, потребление еще не закончилось, но постепенно приходит понимание, что в искусстве не все так просто. Молодые и энергичные художники создают умнейшие произведения. Кураторы талантливо объясняют значения смыслов и догм. А публика снова заходит в зал, где от картин художника Лымарева становится светло и просторно, и которым не нужны никакие объяснения.
Его живопись лишена интеллектуальной структурности и аристократического лоска, она темпераментна, энергична, с корнями в дохристианской мифологии, где древние культы поклонения солнцу теряют связь с рациональными объяснениями мира. Это способность взглянуть в обжигающую область неба, бесстрашно, бросая вызов и принимая все боли, что могут утроить страдания. Лымарев изучал пограничные области чувств, старался узнать что-то важное о лучах, окружающих мир в полутьме. Пространства лучей и солнца, ночи и тени, света и тьмы оживают на его полотнах и транслируют нам события, происходящие не с людьми даже, а с местами их обитания, передавая внутренний процесс борьбы и познания. Для такого бесстрашия нужны не просто отвага и смелость, нужна еще чистота, способность принять в себя луч ослепительного света, делясь с другими его волшебными свойствами. В его картинах не существует понятия “освещение”, лучи, расщепляясь ближе к поверхности создают видимый мир, и овеществляют для нас пейзажи и окружение. Мир создан Светом, резким в верхах, невыносимым у истоков своих, – ближе к земле он разбивается на тысячи цветов и оттенков, чтобы быть доступнее нашему зрению. Художник был лишь проводником, осмелившимся передать нам процесс расщепления, подсмотренный им с риском для жизни.

Self-portrait
1967
Paper, watercolour


Wreath of blowballs
1975-1985
Oil on canvas


At the bee-garden
1977-1985
Oil on canvas


V.Solodukhin
1975
Oil on canvas


At the Well
1983
Oil on canvas


Old woman binding onions
1983-1985
Oil on canvas


Village breakfast
1980-1985
Oil on canvas


White Horses
1983-1985
Oil on canvas


Blooming apple-trees
1985
Oil on canvas


In the memory of M.Weinshtain
1982
Oil on canvas


Jars
1985
Oil on canvas


Основные даты жизни и творчества

1 апреля, 1929
Родился в городе Амвросиевка Донецкой области
1946-1951
Обучение в Киевской художественной школе им.Т.Г.Шевченка. Заканчивает школу с золотой медалью.
1951-1957
Обучение на живописном факультете факультета Киевского государственного художественного института в мастерской С.О.Григорьева.
1957-1967
Живет и работает в Донецке. Ведет студию изобразительного искусства при Донецкой организации Союза художников Украины. Член художественного совета Художественного фонда УССР. Изучает технику монументально-декоративной мозаики. Работает над оформлением детского кинотеатра в Донецке. Берет участие в оформлении пионерского лагеря “Молодая гвардия”.
1967
Переезд из Донецка в Киев.
1970
Становится членом Союза художников Украинской ССР.
1985, 6 ноября
Умер, похоронен в Киеве.


Lymarev, Anatoliy Grygorovych (1 april, 1929, Amvrosiyivka, now town in Donetsk region – 6 november, 1985, Kyiv) – painter, classic of the XX century Ukrainian art. In 1957 he graduated from Kyiv State Art Institute, the painting studio of Serhiy Grygoriev.
Over the life of the artist, which were the days of socialist realism, his works aroused amazment, sincere admiration and appreciation only in an enclave of true art admirers. For artists Lymarev was a role model of infinite professional rigor and uncompromising creativity, ethics and existence. The first solo show of his works was held posthumously, in 1988, in the exhibition hall of the Rupublican Union of Artists of Ukraine. The exhibition was a huge success, a real the discovery of the creative legacy of a genious master of modern Ukrainian art. 10 paintings from the exhibition hall were purchased for the Nationl Art Museum of Ukraine. Today Lymarev is recognized as one of the best painters of Ukraine, and his career is presented in the new renditions of the twentieth century Ukrainian art history.
Works by Anatoliy Lymarev impress with the power of feelings, and the motifs taken from nature constitute full metaphor for confessions of his soul. For the artist nature has always been a live creature, needing to be loved in order to be understood. He took it holistically, without exception, nd njoyed every detail – quivering buds, brances heay with blossom, sparkling plum juice. Smoke from the oven, sun-pierced jars, basinsshining like gold – here is the most mundane ritual. But free of buskins, free of pathos.
Not accidentally artists called Anatoliy Lymarev “Ukrainian Van Gogh” for his intensity of feeling, confessional creativity. His works can be as well defined by the Eastern “painting of heart’ notion. He was literally absorbed by creativity – from the creation of a huge number of field sketches and drawings to the relentless process of work on a painting.
By Antoliy Lymarev’s manner of painting an atlas of modern pinting techniques could be concluded. Each piece is special – if taken out of the composition and increased in size, it will constitute a self-sufficient abstract painting. But Anatoliy Lymarev certainly is a realist. On the artist’s canvases most mundane actions are perceived as sacred (Seeding Plums, 1969-1985), At the Bee-garden (1977-85)).
In portraits the artist painted only the people close to him. He often returned to paintings years later, striving for perfection. His works like Harp of Aeol (1982-1985) or the Fallen Angel (1983-1985) were full of symbolism. In his last work Glow on glass. Kawabata Yasunari (1985) sun descends to a man, piercing numerous jars on the floor, blinding with precious shining.
Friends of the artist mention, that Lymarev considered all the paintings incomplete: a painting would live in the studio, and years after he would suddenly return to finish it – and so on to infinity. “We need make the work livelier” – the artist would say. Many paintings dated 1985, which was like summing-up: The Bee-garden, Dancing in the Sky, The Fallen Angel - each of them was a program, a milestone on the road, a comprehensive symbol of worldview in a particular point of destiny.
Olga Lagutenko,
PhD in Art History,
Professor

Comments are closed.


Archives